«Мария! Анну береги»

Общество
28.03.2020
Анна Никулина (на фото) ныне – наша землячка, а в прошлом – уроженка и жительница Пермского края. Когда началась война – ей было всего 2 года. В первый же год войны её отца Степана Субботина забрали на фронт. В доме осталась его жена, которая была на сносях, и четыре дочки.

IMG_8269.JPG

Как отец уходил на фронт, Анна Степановна не помнит. Говорит, что всю войну семья ждала мужа и отца с фронта. Но он не вернулся.

- Клава, я не помню папу! Расскажи мне о нем, - просила Анна у сестры.

- Где же ты, Анюта, будешь помнить папу, - отвечала сестра. – Ты ведь была совсем маленькая.

Повестка о демобилизации Степану Субботину пришла неожиданно. Времени попрощаться с семьёй и собраться почти не было. Клава помнит, что был сентябрь, за окном моросил небольшой дождь. Мать собирала отцу котомку, просила, чтоб он поел перед дорогой. Но он не хотел. Подошёл к спящей на полу младшенькой дочке, взял на руки, прижал к груди и сказал жене: «Мария, Анну береги». Мария ничего ответить не смогла. Стояла, едва сдерживая слёзы и теребя подол, свисающий с большого живота…

Младшую дочку Лену отец так и не увидел. Степан Субботин погиб на фронте в январе 1942. Ни одного письма от главы семейства жена и дочери не дождались. Даже похоронка с пометкой «пропал без вести» пришла значительно позже. Будто запоздалая пуля, она

ворвалась на запретную территорию и подкосила надежду на то, что солдат вернётся. Но дочки продолжали надеяться и ждать.

Не поверили даже соседу Ивану, который после ранения вернулся на пару дней в родное село: «Ох, девки, там был такой страшный бой! Дым, самолёты ревут, грохот… Ничего не видно. Убило, наверное, вашего папку. Меня ранило. Очнулся только в госпитале».

Иван Гурьев вскоре вернулся на фронт. И тоже погиб. Если бы Анна Степановна помнила своего отца, это было бы для неё самым тёплым детским воспоминанием. Ничего, согревающего душу, в памяти Анны о детстве не сохранилось. Голод, холод, страх смерти. Из еды – щавель, дикий чеснок, заячья капуста и мерзлая картошка. За счастье было, когда соседские мальчишки пойдут на рыбалку и угостят Анну «мелочью». Рыбу не готовили: так мучал голод, что ели её сырой. Сильный мороз, нужно идти в школу за несколько километров. А из обуви у Анны – только кирзовые сапоги. Рассказывая о недетских реалиях детства, Анна Никулина делает паузу, вздыхает и подытоживает: «У мамы нас было пятеро, но выжило только трое».

Повзрослев, Анна и её сестра Клава стали собирать известия об отце. Зная, что папа погиб в январе 1942, сёстры решили установить, где в это время шли самые тяжёлые бои. Узнали, что предположительно отец погиб в районе Старой Руссы Новгородской области. Именно там на воинском кладбище и увековечили его имя. Горсть земли из тех мест, где был убит отец, Анна привезла в Сморгонь и поместила в здешней братской могиле. Война не пощадила ни белорусов, ни русских. Солдаты не вернулись с поля боя, а многие мирные жители, как сёстры Анны, умерли не от взрывов снарядов, а от их «ударной волны», долетевшей в тыл в виде голода и лишений.

Татьяна ЧЕРНЯВСКАЯ.

Фото автора.


Оставить комментарий
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений