Освобождение Сморгони началось с… клоуна

Общество
13.03.2020
Два «Шермана» «крались» по лесу. «Шерманы» - это танки американского производства. И они именно крались. Никоим образом нельзя было себя обнаружить – параллельно с красноармейцами к Вилии двигались немцы. Всего два танка и шесть автоматчиков! На большее просто не хватило топлива. Генерал Асланов принял весьма дерзкое решение: не дожидаться, когда топливо подвезут, а заправить тем, что осталось два танка и форсировать реку под Сморгонью. Вся надежда на партизан. Они должны и указать брод, и поддержать в случае чего огнем.

Генерал Асланов не остался в стороне. Поручив задание решительному и отчаянному Михаилу Шуйдину, выбрав ему в напарники экипаж Дмитрия Данилова, Ази Агадович присоединился к малочисленной колонне. Если все получится, два танка должны засесть на противоположном берегу Вилии и ждать подкрепления, а оно будет, когда летчики подвезут топливо… Если немцы примут решение наступать, удерживать берег любой ценой.

Партизан, на которых так надеялись танкисты, было всего двое. Едва заметными деревянными дощечками они обозначили брод, где «Шерманы» могли проехать через Вилию. Вилия и сейчас, что называется, с характером: стремительное течение, водовороты, ямы… Тогда «характер» реки тоже не отличался покладистостью. Брод представлял собой зигзагообразную тропку: чуть в сторону – и двигатель уйдет под воду. Тогда танк заглохнет и останется посреди реки на радость фашистам. Перейти реку удалось не только «Шерманам», но и «Виллису» генерала Асланова. Ази Агадович помог бойцам замаскировать танки в воронках от снарядов, а сам вернулся, чтобы привести подкрепление.

Это было 2 июля 1944 года. А 3 июля засаду обнаружили фашисты. Первую малочисленную атаку красноармейцы отбили. Дальше фашисты присматривались: ну не могут два танка надеяться на свои силы.

Скорее всего, это отвлекающий маневр, где-то их ждет сильное подкрепление. А Шуйдин с Даниловым тоже не спешили атаковать: они отчаянные, но не сумасшедшие. День подходил к завершению, помощи все не было. Ситуация обострялась тем, что немцы все-таки решились атаковать, хоть и осторожничали: к танкам подбиралась пехота. И тут в эфире радиостанции зазвучал голос Михаила Шуйдина: он не просил подмоги, он стал по памяти читать рассказы Зощенко. И это слышали все танковые экипажи по обоим берегам Вилии. Немцы… отступили. Как потом рассказал пленный, они «перехватили» частоту и услышали в эфире громовой хохот. Ну кто будет смеяться, когда грозит смертельная опасность. Только тот, кому успела прийти помощь!

А другие танки подоспели гораздо позже, переправа шла всю ночь. Штурм Сморгони начали 4 июля в 9.30 минут. Уже к 15 часам город был освобожден. В месте, где красноармейца на танках форсировали Вилию, сейчас находится мемориал «Переправа».

О необычном сражении на берегах Вилии трубили советские газеты, очерк появился даже в «Правде». 6 июля бригада Асланова двинулась на Вильнюс. Шуйдин и Данилов отличились и там. А потом Шуйдин едва успел выбраться из горящего танка, долго залечивал ожоги, но смог вернуться в строй к концу войны. Было герою битвы за Сморгонь всего 22 года.

После демобилизации он выбрал для себя цирковое училище, прошел отбор, чтобы учиться у знаменитого клоуна Карандаша. Именно Карандаш познакомил Шуйдина с Никулиным. Михаил и Юрий стали самым крепким клоунским дуэтом в истории. Правда, Михаил выходил на сцену только в плотном гриме и перчатках – война оставила на его лице и руках глубокие следы от ожогов. За успешную операцию под Сморгонью Шуйдина представили к званию Героя Советского Союза, но награды он так и не дождался, ее заменили на Орден Красного Знамени.

Шуйдин.jpg

Михаил ШУЙДИН – молодой красноармеец и в образе клоуна

Виолетта ВОЙТКО.


Оставить комментарий
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений