По следам очевидцев: Под кодовым названием «Анадырь» (2 часть)

Общество
12.11.2018 14:59
568
Майору запаса Валентину Алёшину сейчас 85. Каждый год 7 ноября он вспоминает, как и при каких обстоятельствах отмечал праздник Великой Октябрьской революции в былые времена. В далёком 43-м – школьником на освобождённой от немецко-фашистских захватчиков территории в Орловской области , в 53-м – курсантом Тамбовского артиллерийско-технического училища, в 54-м – выпускником, лейтенантом, получившим специальность артиллерийского техника… Но всё чаще и чаще память возвращает Валентина Алексеевича в 7 ноября 1962 года, когда Великий Октябрь он и его сослуживцы встретили в водах Карибского моря на борту сухогруза, который в конце октября покинул остров Свободы.

Валентин Алёшин_Куба.JPG

Валентин АЛЁШИН рассматривает ракушку, привезённую из Кубы.


Это был настоящий праздник. Советские офицеры и солдаты, с честью выполнившие свой интернациональный долг, возвращались домой. По случаю годовщины Октябрьской революции даже устроили на судне небольшой самодеятельный концерт. Пели, танцевали, радовались празднику и, конечно же, тому, что угроза ядерной войны, нависавшая над человечеством, рассеялась на мирном небосклоне.

По специальности Валентин Алёшин был артиллерийским техником, то есть ремонтником, поясняет он. После окончания Тамбовского училища его направили служить в Белорусский военный округ. Начинал в Барановичах в пушечно-артиллерийской бригаде. Через некоторое время по долгу службы оказался в Поставской танковой дивизии, которая в 60-м была расформирована. И именно на её базе началось формирование 32-й ракетной дивизии Ракетных войск стратегического назначения, в составе которой насчитывалось несколько полков. Ремонтно-техническая база (РТБ), где со дня основания служил Валентин Алёшин, дислоцировалась в Сморгони, на базе лётного полка. РТБ отвечала за хранение, техническое обслуживание и подготовку к боевому применению головных частей для ракет средней дальности.

- На боевое дежурство в РТБ мы заступили в январе 1962 года. Но прежде весь личный состав прошёл переобучение на Семипалатинском испытательном ядерном полигоне в Казахстане, - рассказывает Валентин Алёшин.

Города, где советские солдаты проходили обучение, на картах СССР не было. Конечная станция. Место, ставшее мрачным памятником эпохи противостояния держав.

Месяц, отведённый для переобучения, был весьма сжатым сроком, поэтому многое приходилось осваивать уже в Сморгони.

- В мае 1962 года нам была поставлена задача: научиться работать с головными частями в полевых условиях. Позже прибыла специальная комиссия, которая приняла у нас зачёты и допустила к работе. Нам объявили, что наша 1-я сборочная бригада должна будет участвовать в учениях министра обороны, - вспоминает Валентин Алексеевич.

В июне 1962 года командир полка полковник Черкесов прибыл в часть, где объявил офицерам, что учения вот-вот начнутся. Все отпуска были запрещены. На июль намечался отъезд.

- О том, что нам предстоит поездка за границу, мы стали догадываться лишь тогда, когда всем приказали сдать партийные билеты, получить денежное содержание до конца года и оформить аттестаты на семью, - отмечает Валентин Алёшин.

В дальнюю и безызвестную командировку военнослужащие убыли в начале сентября. Валентин Алексеевич вспоминает, как доехали да Минска, остановились и получили переадресовку в Гомель. Снова переадресовка – на хутор Михайловское (Украина), из Михайловского – в город Глухов, где предстояло получить технику и отправляться на военно-морскую базу в Балтийск.

Загрузка техники на корабль «Физик Курчатов» шла медленно. Техника была громоздкая, для установки использовались сложные крепления. Когда загрузку завершили, на борт судна поднялась часть личного состава, и ближе к вечеру «Физик Курчатов» отчалил от берегов Балтийска.

Валентин Алёшин_Куба11.JPG

На борту теплохода «Николаевск». Валентин Алёшин - первый слева.


Валентин Алёшин и остальные военнослужащие остались в порту дожидаться другого судна. Для их доставки на Кубу был выделен пассажирский теплоход «Николаевск». Это было комфортабельное круизное судно, однако на его борту вместо положенных 150 человек разместили более 300. В двухместных каютах солдат и офицеров поселяли по четыре человека. Вместе с ними на борту были работники госпиталя и станции переливания крови.

- Когда судно достигло пролива Ла-Манш, нам объявили, что мы следуем на Кубу защищать Кубинскую революцию, - вспоминает Валентин Алёшин.

Судно приближалось к тропикам, и температура воздуха на борту поднималась всё выше и выше. Чтобы охладиться, пассажиры теплохода обливались морской водой, на время становилось легче, но когда вода испарялась, всё тело покрывалось слоем морской соли. Смыть её не было возможности – запас пресной воды на корабле был невелик. Умываться разрешалось только утром и вечером.

- На Кубу мы шли под видом сельскохозяйственных рабочих, - отмечает Валентин Алёшин. – Однако американцы подозревали что-то. Над нами кружили самолёты, которые опускались так низко, что можно было даже разглядеть лётчика. А когда стали подходить ближе к Кубе, нам перегородил путь американский эсминец, которого нам удалось обойти.

Валентин Алёшин_Куба2.JPG

Самолёт США совершает облёт.


Кубинцы дружелюбно встречали советское судно. Когда пассажиры сошли на берег, для личного состава подали целую колонну машин, которые повезли их на место дислокации. В дороге настигла ночь, и поэтому заночевать пришлось в заброшенной усадьбе, разместив свои матрасы прямо под деревьями.

- Ночью пошёл дождь, и мы промокли до нитки, - улыбается Валентин Алёшин. – Но утром выглянуло солнце, которое на Кубе такое жаркое, что одежда быстро высохла прямо на нас. Когда приехали на позиции, там уже шло строительство сооружений для размещения головных частей. Каждому из нас было выдано оружие и боеприпасы.

К счастью, выданное снаряжение применять не пришлось. В конце октября был издан приказ Министра обороны СССР демонтировать стартовые позиции и передислоцировать дивизию в Советский Союз. Согласно приказу, в первую очередь на корабли необходимо было погрузить имеющиеся ракеты и не позднее 10 ноября отправить их в Советский Союз.

Валентин Алёшин_Куба3.JPG

Ноябрь 1962. Порт Касильда.


- Назад мне пришлось возвращаться не на пассажирском судне, а на сухогрузе. На борту перевозилось несколько ракет. В пути нас остановил американский корабль, и военные попросили расчехлить ракеты и показать, что они действительно есть на корабле. Убедившись, что всё в порядке, нам пожелали счастливого пути.

Судно уверенно шло в порт Николаевск. Когда оно достигло Черного моря, личному составу, одетому по гражданке, отдали приказ переодеться в военную форму. На берег большой земли солдаты и офицеры спустились в мундирах, честь которых ни один из них не опорочил.

Завершая длинный и увлекательный рассказ о кубинских событиях, Валентин Алёшин делает многозначительную паузу, а затем, открывая тетрадь, зачитывает имена своих сослуживцев.

- Степан Антонов, Валентин Яблоков, Алексей Свешников, Евгений Шанин, Иван Волков, Анатолий Крымский, Петр Екимов, Владимир Солонович, Юрий Никифоров, Пётр Вакун, Виктор Сафонов, Владимир Тациенко - всех этих ребят уже нет в живых, но их семьи живут в Сморгони.

Каждый из перечисленных военнослужащих в далёком 62-м защищал революцию на Кубе. К сожалению, они уже не поделятся с нами своими воспоминаниями. Но мы всегда будем помнить о том, что каждый из них готов был рисковать жизнью, чтобы не допустить начало ядерной войны.

Татьяна ЧЕРНЯВСКАЯ.

Фото автора и из архива Валентина АЛЁШИНА. 

Поделиться:

Оставить комментарий
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений