По следам очевидцев: Под кодовым названием «Анадырь» (1 часть)

Служу Отечеству
11.10.2018 10:27
1
2135
Многие из военнослужащих 428-го ракетного полка, принимавших участие в операции «Анадырь», сегодня живут в Сморгони. С их воспоминаниями не сможет поспорить ни одна военная литература. На основе рассказов очевидцев, имеющихся у них документов и фотографий, мы попробуем разобраться, какой вклад в недопущение мировой катастрофы внесла ракетная дивизия из-под Сморгони, и какой ценой досталась нашим ребятам компромиссная развязка «холодной войны».

Совершенно секретно

В 1959 году на Кубе победила революция. Лидером страны стал предводитель кубинских революционеров Фидель Кастро, начавший строительство социализма. Северная соседка Америка была недовольна событиями, происходящими на Кубе, и всячески пыталась свергнуть режим Кастро. В 1960 году правительство США предприняло ряд мер. Был введен закон о сокращении импорта кубинского сахара в США, внесена поправка в закон «Об иностранной помощи», согласно которой всякое государство, оказывающее Кубе экономическую поддержку или продающее ей оружие, лишается американской помощи. К концу года на Кубу было запрещено поставлять грузовики, джипы и другие товары, которые могут быть использованы в военных целях. Вашингтон, привыкший держать Кубу на коротком поводке, намеревался не ослаблять свои позиции. В ответ на угнетающую политику США Фидель Кастро обратился за помощью к другой сверхдержаве – Советскому Союзу.

Все эти события стали прологом конфликта, получившего название Карибского кризиса, в ходе которого едва не развязалась ядерная война.

Куба.jpg

Фото из архива Геннадия ГАЙВОРОНЦЕВА, председателя районной организации общественного объединения «Белорусский союз офицеров».


В ответ на обращение Фиделя Кастро Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев пообещал Кубе оказать помощь, в том числе и военную. Так родилась идея размещения на острове Свободы ядерного оружия. Всего за 5 суток в Генштабе, в обстановке строгой секретности, был разработан план военно-стратегической операции под кодовым названием «Анадырь». Это была единственная за всю послевоенную историю операция, в которой принимали участие все виды Вооружённых Сил, в том числе и ракетные войска стратегического назначения (РВСН).

В 1962 году Советскому Союзу удалось тайно перебросить на Кубу крупное соединение войск. Сюда были доставлены ракеты средней дальности с ядерными боеголовками, подразделения бомбардировщиков, тактических и крылатых ракет, оснащённых атомными зарядами. Согласно последующим прогнозам американских аналитиков, если бы Москва привела в действие всю технику, каждый третий житель США оказался бы в зоне возможного удара русских. Разведывательные самолёты НАТО вели наблюдение за сухогрузами, которые на протяжении полугода отправлялись из разных советских портов и следовали на Кубу. Но обобщить информацию и прийти к правильным выводам ЦРУ смогло лишь тогда, когда большая часть судов достигла острова Свободы.

Переход через Атлантический океан требовал от личного состава небывалых физических и моральных сил. На сухогрузах, не приспособленных для перевоза такого количества людей, личный состав располагался в трюмах и межпалубном пространстве, называемом твиндеками. Из-за несовершенной работы вентиляции температура здесь достигала 50 градусов. Личному составу разрешалось выходить на палубу только ночью. Пища тоже выдавалась только в тёмное время суток. В страшной жаре и тесноте, с нехваткой воды и полноценной пищи людям предстояло провести около 15-20 суток. К сожалению, не всем удалось выдержать это испытание. Для некоторых солдат отправка на остров Свободы стала смертным приговором.

Не всем из тех, кто смог достичь Кубы, судьба подарила обратный билет на Родину. По официальным данным, на Кубе похоронено около 70 человек, прибывших её защищать.

428-й ракетный полк

1 июля 1960 года в Сморгони был сформирован 428-й ракетный полк в составе 32-й ракетной дивизии. В 1963 году в составе полка было два наземных и один шахтный дивизион. 428-й ракетный полк был единственным полком РВСН в Белорусском военном округе, который имел на вооружении ракетный комплекс средней дальности Р-14.

Справочно: Ракета Р-14 была принята на вооружение постановлением правительства от 24 апреля 1961 года. Она представляла собой жидкостную одноступенчатую баллистическую ракету средней дальности и имела ряд преимуществ по сравнению с разработанной ранее Р-12.

428-й ракетный полк находился в Сморгони до 1992 года, после чего был выведен из боевого состава 32-й ракетной дивизии и передислоцирован в Новосибирск в состав 39-й ракетной дивизии.

Сегодня в военной исторической литературе содержатся лишь короткие упоминания о том, что в 1962 году военнослужащие Сморгонского 428-го ракетного полка были непосредственными участниками операции «Анадырь». В своё время они совершили героический подвиг и честно выполнили интернациональный долг. Подробности операции «Анадырь» на протяжении десятилетий оставались засекреченными. А в её хронологии историки до сих пор находят много неясностей и белых пятен.

Карибский ракетно-ядерный кризис мог бы стать последней страницей в истории человечества. Но дойдя до края пропасти, противники отступили, осознав, что в развязавшейся атомной войне не будет ни победивших, ни проигравших.

Многие из военнослужащих 428-го ракетного полка, принимавших участие в операции «Анадырь», сегодня живут в Сморгони. С их воспоминаниями не сможет поспорить ни одна военная литература. На основе рассказов очевидцев, имеющихся у них документов и фотографий, мы попробуем разобраться, какой вклад в недопущение мировой катастрофы внесла ракетная дивизия из-под Сморгони, и какой ценой досталась нашим ребятам компромиссная развязка «холодной войны».


Воспоминания участников операции «Анадырь»

В 1961 году Николай Зинчук, выпускник Томского военного ракетного училища оперативно-тактического назначения, прибыл служить в Сморгонь. Молодой лейтенант, уроженец Волынской области Украины, воспитанный в духе патриотизма, готов был служить во славу Родине в любой точке необъятного Советского Союза, а если придётся, то и далёко за её пределами. И этот день настал. В 1962 году ему в числе военнослужащих 428-го ракетного полка довелось выполнять боевую задачу секретной операции «Анадырь».

Детство, закалённое войной

anadyr_smorgon1.jpg

Николай Зинчук из тех людей, кому жизнь начала преподносить уроки самостоятельности и ответственности с самого раннего детства. В 1944 году отец ушёл на фронт и пропал без вести, через пару лет умер дедушка – единственный мужчина семейства. Мать и бабушка остались с семерыми несовершеннолетними детьми. Уже в шестилетнем возрасте Николай начал подрабатывать – пас коров, чтобы заработать несколько пудов зерна. Помнит, как однажды нашёл военную фуражку. Во времена войны её потерял один из пехотинцев. Мальчишка долго её носил и представлял, как однажды и он станет военным.

Не имея перед глазами примера ни отца, ни дедушки, мужеству и героизму Николаю Зинчуку пришлось учиться у бабушки, которая всегда была для него авторитетом. Во время гражданской войны в Украине бабушка воевала на тачанке. С двумя лошадьми в упряжке проехала сотни километров, была ранена в ступню. Дети и внуки слушали её рассказы вместо сказок. Никакими приёмами и методами воспитания бабушка не владела. А малышей воспитывала лишь собственным примером. И именно она помогла Николаю сделать окончательный выбор: после 10 класса он пошёл в военное училище.

Нам Родина приказала

В 1961 году Николай Зинчук начал службу на ракетно-технической базе (войсковая часть 54263) в Гаутях, где находились на обслуживании головные части ракетных комплексов.

- В один из августовских дней 1962 года начальник ракетно-технической базы Виктор Балин экстренно собрал весь офицерский состав нашей части и зачитал приказ о направлении в спецкомандировку. Нам сказали, что предстоит выполнить особое задание правительства, - вспоминает Николай Зинчук. – Офицеры и солдаты к командировке готовились в спешном порядке. В течение нескольких дней нужно было обучить новый личный состав сборочной бригады, который смог бы вместо нас заступить на боевое дежурство. Подготовив себе замену, мы убыли.

Что это была за командировка и куда предстоит ехать, никто не знал. Но, по словам Николая Афанасьевича, для солдат этот вопрос не был принципиально важным. Каждый из них готов был к любому «сценарию». На важность и серьёзность предстоящей командировки указывали многие факты. Во-первых, обстановка абсолютной секретности, во вторых – строгий отбор военнослужащих: для участия в операции брали только русских, белорусов и украинцев.

Из Сморгони военнослужащие направились в украинский город Глухов, где к ним присоединили еще одну бригаду ракетчиков. Здесь же военнослужащим была выдана новая ракетная техника. В течение трёх дней всё загрузили в поезд и нас направили на Балтику. В портовом Балтийске их уже ожидал сухогруз «Физик Курчатов».

Зинчук.JPG

Николай Зинчук.


- Всю технику загрузили на корабль в течение суток, - рассказывает Николай Зинчук. - Стыковочные машины, краны и прочее оборудование разместили в межпалубном пространстве – твиндеках. А в четвёртом твиндеке перевозили солдат.

Четвёртый твиндек вместил несколько сотен человек. Для них здесь были установлены трёхъярусные кровати, сделанные из металлического уголка. Еще перед подъёмом на корабль у солдат, одетых по гражданке, забрали все документы.

В тесном душном твиндеке предстояло провести 14 суток. Николай Зинчук вспоминает, что температура внутри помещения поднималась до 65 градусов. Чтобы хоть как-то охладить твиндек, боцман поливал его морской водой из трансбоя. Но особого результата это не давало.

- Запасы еды у нас кончились на третий день. Остались только консервы и сухари, - продолжает Николай Афанасьевич.

Жара, отсутствие полноценной еды усугублялись ещё и тем, что многие солдаты страдали морской болезнью. Единственной радостью на корабле, которая скрашивала однообразные будни, была кинопроекционная установка. Некоторые советские фильмы тех времён солдаты пересмотрели по несколько раз.

Несмотря на все тяготы и лишения, атмосфера среди солдат была абсолютно здоровой. «Нам было безразлично, куда мы едем! Нам Родина приказала!» - подобно лозунгу звучит из уст участника операции «Анадырь».

«Физик Курчатов» стремительно двигался вперёд. Когда пролив Ла-Манш остался позади, солдаты поняли, что он держит курс на запад. Только тогда они стали предполагать, что конечной точкой их круиза станет Куба.

- Поняв, что мы движемся на Кубу, некоторые офицеры стали отпускать бороды, - говорит Николай Зинчук. – Но им сделали замечание и приказали сбрить, ведь на Кубе борода была отличительной чертой и привилегией лишь кубинских революционеров.

Viva Cuba

Шёл 11 день плаванья. Изнурённые жарой и нехваткой еды солдаты мечтали поскорее выбраться из душного твиндека, но их положение на корабле ещё больше усугубилось. Американские разведывательные самолёты облетали и фотографировали корабль. Временами они опускались так низко, что, казалось, вот-вот заденут судно. Американцы чувствовали что-то неладное, но ничего подозрительного на кораблях им так и не удалось найти. Помимо ракетной техники на судне «Физик Курчатов» на всякий случай были установлены две спаренные зенитки, которые в случае угрозы могли нанести удар по противнику. Николай Зинчук отмечает, что все солдаты чувствовали себя смело и уверенно: «Мы ведь Советский Союз! С нами считаются!».

В порту Касильда советский корабль встречали кубинцы в военной и гражданской форме. Некоторые из них держали в руках плакаты с надписью «Viva Cuba» («Да здравствует Куба!»). После прибытия корабль стали разгружать. Часть личного состава уехала на заранее подготовленную позицию. Николай Зинчук остался в порту на разгрузке. Процесс этот оказался долгим и мучительным. Краны, находящиеся в порту, были малоподъёмными. Разгрузка ракетной техники растянулась почти на неделю.

anadyr_smorgon3.jpg

Кубинские солдаты.


А в это время кубинцы начали готовить круговую оборону, рыть окопы. Обстановка среди населения становилась всё напряжённее. К этому времени сотни американских кораблей сосредоточились вокруг берегов острова. Из-за блокады острова не все корабли Советского Союза успели достичь территориальных вод Кубы, поэтому вынуждены были повернуть назад.

Всего на Кубу были доставлены 42 ракеты. Их выгрузка осуществлялась только ночью. Внешние подступы к порту охранял специальный стрелковый батальон в составе 300 человек. Через каждые 2 часа водолазы проверяли подводные части корабля и дно гавани. Транспортировка в полевые районы тоже осуществлялась только ночью. Дороги перекрывали под видом аварий, и только после этого по ним везли ракетную технику.

Пребывание Николая Зинчука на Кубе выпало на самую кульминационную точку диалога США и Советского Союза. Как раз в это время американцам удалось получить достоверные сведения о том, что на Кубе находятся советские ракеты. Среди населения Америки началась паника. Люди стали убегать с юга страны в северные районы.

anadyr_smorgon5.jpg

Побережье Гаваны.


Взаимоотношения между США и СССР накалились до предела. Достаточно было одного неверного шага, чтоб началась война. Но сторонам удалось достичь договорённости. В обмен на вывод ракет с острова Свободы США обязались не нападать на Кубу и ликвидировать свои ракетные базы в Турции и Италии.

Николай Зинчук чётко помнит тот день, когда им сообщили, что конфликт разрешён. Привезённую технику необходимо было снова загрузить на корабль, и уже на пассажирском судне «Грузия» из порта Гавана солдаты и офицеры возвращались домой.

К сожалению, не у всех хватило физических и моральных сил, чтобы выстоять. Николай Афанасьевич вспоминает, что вместе с ними в Балтийск возвращалось несколько человек, чьё психическое здоровье оказалось сильно подорванным. Душевнобольных первыми сняли с корабля и передали медицинской службе.

Долгое время о событиях на Кубе Николай Зинчук не мог говорить в открытую. И лишь спустя 50 лет после Карибского кризиса его, как непосредственного участника, пригласили на конференцию в Дании, а его воспоминания отдельной статьёй вошли в книгу датского писателя «Сubakrisen 50 ar efter og atomtruslen i dag», что дословно переводится «Кубинский кризис 50 лет спустя и ядерная угроза сегодня».

Книга.JPG

Книга датского писателя о событиях 50-летней давности под названием «Сubakrisen 50 ar efter og atomtruslen i dag» вышла в 2012 году. Воспоминания нашего земляка Николая Зинчука вошли в неё отдельной статьёй.

Татьяна ЧЕРНЯВСКАЯ.

Фото автора и из архива Николая ЗИНЧУКА.

Продолжение следует...

Поделиться:

0
Guest
Очень хорошая статья. Спасибо!
Имя Цитировать 0
Оставить комментарий
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений