Карабах: испытание на прочность

Общество
23.02.2022
23 февраля в Республике Беларусь отмечается День защитников Отечества и Вооруженных Сил. В этот день мы благодарим всех тех, кто прошёл фронтовыми дорогами и отстоял нашу свободу и независимость в годы Великой Отечественной войны, кто был примером беззаветного служения Родине в послевоенный период, кто с доблестью и честью выполнял интернациональный долг на территории других стран, всем тем, кто присягал на верность Родине.

В нашей стране нет людей, которые не знают об Афганской войне. Однако советские солдаты принимали участие в урегулировании военных конфликтов и на территории Приднестровья, Закавказья, Сирии, Нагорного Карабаха и других стран. В советское время только Афганская война была признана официально, а информации о военных действиях в других странах до сих пор немного. Именно в одной из таких стран, Нагорном Карабахе, проходил службу мой отец Иван Яровский.

История Карабахского конфликта начинается с горбачевской перестройки 1980-х годов и роста популярности идей национальной идентичности среди народов СССР. Нагорно-Карабахская автономная область (НКАО) в то время входила в состав Азербайджанской ССР, но была населена преимущественно армянами. В конце 1980-х годов армяне обратились к руководству СССР с просьбой включить их в состав Армянской республики. Движение местных армян за объединение с Арменией вызвало всплеск эмоций в Азербайджане.

С сентября 1988 года между армянами и азербайджанцами начались вооруженные столкновения, перешедшие в затяжной конфликт. В декабре 1989 года советы Армянской ССР и НКАО приняли постановление о воссоединении республики и области. Однако в январе 1990 года президиум Верховного Совета СССР признал его неконституционным, после чего на армяно-азербайджанской границе начались бои с применением артиллерии. В апреле 1991 года для урегулирования военного конфликта в регионе были введены внутренние войска СССР.

Мой отец, Иван Яровский, уроженец деревни Позборцы Сморгонского района, осенью 1989 года был призван на службу. После «учебки» его распределили в отдельную дивизию оперативного назначения имени Ф. Э. Дзержинского.

Мечтая стать настоящим солдатом, отец принял решение пройти квалификационные испытания на право ношения крапового берета. Месяцы подготовки и тренировок не прошли даром, и уже после получения крапового берета он был переведён в роту спецназа. Отец много рассказывал о том, какие испытания пришлось пережить во время сдачи. Однако самое главное испытание на прочность было впереди.

«Дорогая мама. 4 июня я уезжаю в командировку в Степанакерт. Некоторое время писем не будет…». С таких слов начинается последнее письмо отца из расположения воинской части.  Однако «некоторое время» затянулось на полгода.

2.jpg

Нагорный Карабах, 1991 год. Иван Яровский (в центре)

Он не очень любил вспоминать ту войну. Ещё школьником я начал интересоваться у папы о его службе в Карабахе. Эти военные истории были очень эмоциональные, иногда сквозь слёзы.

В Нагорный Карабах мой отец прибыл в июне 1991 года. В то время военный конфликт был в довольно активной стадии. Служил он водителем БТР, всегда был первым в колонне. Папа рассказывал, как впереди передвигающейся колонны на дорогу вышли дети, женщины и старики. Он остановился, потому что не знал, как поступить. В тот момент рядом с ним находился командир части. Осмотревшись вокруг, увидев множество подбитой техники, командир сказал отцу: «Ванюша, нас дома ждут». Затем колонна подверглась обстрелу. На этом моменте он останавливался и просто молчал.

1.jpg

Нагорный Карабах, 1991 год. Иван Яровский (справа)

Мы часто с отцом любили говорить на различные темы, однако, когда доходили до Карабаха, папа был не очень многословен. Видя, что мне действительно интересна эта тема, он однажды рассказал, как, участвуя в одной боевой операции, был ранен, а позже получил нагрудный знак «За отличие в службе».

Последние месяцы службы проходили в ожидании скорейшего возвращения домой. Получив приказ об увольнении в запас, отец прямиком из Степанокерта отправился на Родину. Возвращаясь домой, он верил, что на чужой земле прекратятся автоматные выстрелы и залпы артиллеристских пушек.  

3.jpg

С тех пор прошло уже 30 лет, но каждый раз, вспоминая о тех событиях, отец мне говорил: «Любой конфликт всегда решай словом, а не насилием». И для меня все его советы и наставления были как заповедь. Я гордился и продолжаю гордиться им, тем, что в свои 19 лет он смог пережить ужасы войны, находясь в её эпицентре.

4.jpg

Иван ЯРОВСКИЙ с супругой Ольгой и сыновьями Денисом и Олегом .

Отца больше нет, но всё то, чему он меня учил, все его наставления навсегда останутся в моей памяти. Когда уходят близкие люди, нам остается только память о них. Он всегда был и будет героем для меня.

Денис ЯРОВСКИЙ.


Оставить комментарий
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений